Телефон доверия
8 (8422) 39-99-99

Рафаил Финкельштейн: "Да, я верю в то, что настанет время, и люди перестанут убивать друг друга..." rss

09 Мая 09:00

Великая Отечественная война явилась крупнейшим событием 20 века, определившим судьбы многих народов. Эта война была нечеловеческим явлением, которое с большим трудом далось советскому народу. Наш сегодняшний рассказ о ветеране ВОв, ветеране гражданской обороны Рафаиле Финкельштейне. Он был награждён двумя орденами Красной звезды, одним орденом Отечественной войны и тремя медалями – «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», самой дорогой для ветерана медалью «За победу над Германией» и юбилейными медалями. К сожалению, Рафаил Михайлович не дожил до 73-ой годовщины Дня Победы. 12 апреля 2017 года Рафаила Михайловича не стало, но память об этом удивительном человеке живет…

Родился Рафаил Финкельштейн 1 мая 1921 года в городе Борисполе, где сейчас находится Киевский аэродром – там жила их большая семья, там работал отец. После отца направили в Горловку. Это то, что сейчас превратили в руины. Там он доучился до 10 класса. Все жили дружно. После выпуска класс разбился на две группы. Одна группа поехала в Ростов, другая – в Харьков. С самого начала Рафаил хотел поступить в харьковский химико-технологический институт им. С. М. Кирова. Так и вышло.

Студенческая жизнь продолжалась до четвертого курса. Летом поехали на практику в Луганск. На огромный химический завод, на котором делают всё: бензин, керосин, одеколон, даже губную помаду. В выходной день, 22 июня, студентов собрал руководитель практики и сказал, что практикантам необходимо вернуться в институт в Харьков. Оттуда они снова поехали в Луганск в запасный полк, где их готовили по курсу молодого бойца, обучили стрелять из пулемета танкового и ручного, бросать гранату и прочее. На учениях пробыли месяц. По возвращении в Харьков студентов определили в Училище химической защиты.

Где-то в сентябре немцы подошли к Харькову, училище решено было эвакуировать. Дошли до железнодорожной станции Лихая, сдали все оружие. Поехали в Ташкент, где продолжалось обучение.

Кадровый старшина был колоритным. Построил и велел Рафаилу и его товарищу быть запевалами в строю. Рафаил сказал: «Товарищ старшина, у меня голоса нет». Тот не терялся: «Как это нет, ты же со мной разговариваешь! А не будете петь – пять суток на кухне проведете за чисткой картошки». И мы пели, ах, как мы запевали!»…

«За рекою, за Луганкой

Шли бойцы – за рядом ряд,

Пробирался спозаранку

Ворошиловский отряд»…

Учеба заняла примерно месяца два-три. Финкельштейну присвоили офицерское звание младшего лейтенанта. На раздаче формы старшина спросил его размер ноги (он ответил, что 41), а старшина велел выдать сапоги 43-го размера. «Вы не на танцы едете, вы едете на войну. А там зима, там холодно: навернешь две-три портянки». Позже этого старшину наш герой вспоминал много раз с благодарностью.

После училища Рафаила направили в Забайкальский военный округ, а оттуда дали направление на 111-ый разъезд, где формировался батальон. Это был батальон аэродромного обслуживания. Финкельштейна назначили начальником химической службы, заместителем начальника штаба батальона. Формировали этот батальон дней пять и поехали в Монголию.

Из воспоминаний Финкельштейна «Урзя – это такое «радостное место», которое я бы никому не пожелал. Сплошная степь с редкими юртами. Мы жили в землянках. Ветер постоянно нёс пыль, песок, без очков было невозможно работать»…

В начале 1943 года Рафаила направили на Калининский фронт. На станции Торжок попали под бомбежку. Было страшно, и он с испугу потерял контроль над своими действиями. Все побежали в подвал, кто-то крикнул, что нужно оттуда выбираться, иначе завалит. Он забежал в какой-то кювет, куда-то полз, сам не знает куда. Потом, когда все закончилось, он пришел в себя. Долго думал о случившемся и решил: больше никогда не позволю страху руководить мной. С тех пор как бы ни было страшно и опасно, Рафаил всегда держал себя в руках и делал все, что должен делать офицер.

Пели много военных песен после ужина, не строем, в землянках. Когда появилась песня «Землянка», её пели все. Особенно хорошо, если у кого-нибудь была гармошка. На фронт приезжали артисты, правда, к самой передовой их не пускали. Они выступали на защищенной территории за пять-шесть километров от передовой. Ведь как все было обустроено: сначала пехота, первая линия окопов, а потом уже наблюдательные пункты, командные пункты, артиллерия стоит, танки. Из артистов он мало кого помнит, но один запомнился на всю жизнь – старый аккордеонист. Как он играл! Брало за душу каждого бойца. Позже Финкельштейн даже приобрел аккордеон, желая научиться на нем играть, но, увы, так и не смог.

В 42-м году, когда Финкельштейн был заместителем начальника штаба, часто ездил в управление в Читу. В одну из поездок его попросили забрать с собой двоих солдат. Это были две девушки-радистки, одна из которых впоследствии стала его женой – Клавдия Михайловна Болонина. Поженились молодые в конце 1945 года.

В батальоне было 40 девушек: рота связи, оружейницы, водители, заведующие складами, кухонные работники, медики. Все они вели себя очень достойно и воевали наравне с мужчинами. Женские руки стирали тысячи пар белья, пекли хлеб, готовили еду, ухаживали за ранеными.

За время службы Рафаил научился хорошо ориентироваться на местности, читать и понимать карту, поэтому ему часто поручали проверку маршрута для передвижения танковых колонн. Его комбат не любил водить танки по дорогам. На то были свои причины – на дорогах могут быть мины, могут быть артиллерийские засады, авиация немецкая висела над дорогами, а уж если они нащупают – они не упустят. Потому танки перегоняли по проселкам. В Белоруссии дорога по лесу была плохенькая, между деревьями, через речку мостик, который не рассчитан на танк весом 32 тонны.

Когда вошли в Белоруссию, видели сожженные села, где вместо домов остались лишь черные трубы, голодных и обессиленных людей, выходивших из лесов. Они радовались, когда видели советских солдат. «А мы, солдаты, отдавали им все, что у нас было: хлеб, еду, одежду. Забыть это невозможно».

Кенигсберг расположен на берегу залива. Его окружили, осталось шоссе, шедшее в город из Германии. Прекрасная бетонированная дорога, она была единственной, по которой шло немецкое снабжение в Кенигсберг. Перед нами стояла задача: перерезать эту магистраль и стоять. И стояли, держали, никто туда не проехал до тех пор, пока немцы не сдали город. Пять суток бомбили город, а потом еще двое суток штурмовали. 10 апреля 1945 года город был взят нашими войсками. Тогда Финкельштейн получил медаль за взятие Кенигсберга и орден Отечественной войны.

В начале 45-го года гарнизон располагался в городе Лабиау (ныне Полесск). Рафаил Михайлович был назначен на должность адъютанта командира бригады. Ездили на его машине, за нами радиостанция и охрана. Посещали батальоны, решали различные военные вопросы. Финкельштейн должен был фиксировать: когда, где, с кем, что он сказал. Спать командир ложился в 11 часов, но перед этим писал список дел, которые нужно было выполнить к утру. На дела у Рафаила уходило три-четыре часа, потому спать приходилось мало.

8 мая командир поручил Финкельштейну ехать в порт Пиллау, что близ Кенигсберга. После выполнения поручения он хотел уже ехать назад, но тут в порт входит буквально десяток русских торпедных катеров. Они пришли с севера, от Берлина. «Сходит бородатый полковник и говорит, мол, вы чего тут возитесь? Война-то кончилась!».

За 40 минут Рафаил Михайлович преодолел 60 километров пути, забежал к ребятам с радостными известиями. А они не верят. «Ну и бог с ними, пошел спать к себе. Часов в 12 ночи услышал стрельбу, надел сапоги, комбриг велел проверить, что за шум. Выбежал – часовой из автомата стреляет вверх. По спине его похлопал, с ума, что ли сошел? А он в ответ – лейтенант, война кончилась! И тут понеслось…  Все палили из пушек, стреляли в воздух. Клава прибежала, сказала, что по рации поймала обрывки приказа».

К утру 9 мая радисты получили полный текст приказа верховного главнокомандующего. Построили весь гарнизон, зачитали его, объявили торжественный обед. После обеда Рафаил с Клавой пошли прогуляться по городу, поговорить о будущем. Наткнулись на немецкое кладбище, сели на скамейку. Мимо бежал знакомый военный корреспондент, говорит: «Давайте я вас сфотографирую». На следующий день он принес снимки. До сих пор они хранятся в семейном фотоальбоме.

Еще около года прожили в городе Лабиау. Там родился старший сын Володя. Потом Рафаил Михайлович служил в Германии три года, а Клавдия с сыном уехали в Ульяновск. Всего после войны Финкельштейн отслужил в армии 25 лет.

После увольнения со службы по приезду в Ульяновск, на родину жены, Рафаил Михайлович устроился в Ульяновскую государственную сельскохозяйственную академию, преподавал восемь лет гражданскую оборону. Потом перешел в службу гражданской обороны и преподавал курсы ГО еще 12 лет. Обучал председателей колхозов и совхозов.

Вырастили с супругой двоих детей. Сейчас Владимир возглавляет бригаду по ремонту станков на заводе. Дочь Наталья закончила музыкальное училище, но потом решила поступить на юридический. Двадцать пять лет работала следователем. Теперь она на пенсии в звании полковника милиции. Любимой жены не стало более 20 лет назад.

«Студенты мне говорили, Рафаил Михайлович, вот вы неверующий, вы атеист. Вы не верите в Бога, но человек же должен во что-то верить! Да, я верю в то, что настанет время, и люди перестанут убивать друг друга, что не будет армий, на которые уходит много средств. А эти средства направят на здравоохранение, на науку, на образование, и, в конце концов, наука сделает свое дело. И там, где сейчас растет один колос, будет расти два. И тогда исчезнет голод на нашей планете. И ни один ребенок на нашей планете не ляжет спать голодным!».

Ключевые слова: ветераны ВОв, ветераны ГО, воспоминания, ГО, Год культуры безопасности, история, МЧС, память, Ульяновск

Оцените информацию, представленную на данной странице:
1 2 3 4 5
Спасибо, Ваш комментарий принят!

« Назад

Рубрикатор
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я Все
Загрузка...
По вашему запросу не найдено совпадений