От Курской дуги до Праги

Мы продолжаем публикацию материалов под рубрикой "Наши ветераны", посвященных 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Сегодня мы рассказываем о Клавдии Дмитриевне Вьюговской, уроженке села Парашевка Старомайнского района.

До начала Великой Отечественной войны Клавдия Вьюговская успела окончить седьмой класс. К сожалению, следующий учебный год ей начать не довелось.

Осенью 1941 г., в ноябре, в связи с напряженной обстановкой под Сталинградом, все молодое население села собрали и отправили в с.Ундоры для постройки оборонительных сооружений – блиндажей и окопов. Работы велись по 1942 год включительно.

8 марта 1943 г. Клавдия Вьюговская получила повестку из военкомата. На тот момент ей уже было полных восемнадцать лет. Она и еще несколько девушек из села, – всего около пятнадцати человек, – были отправлены в г.Ульяновск.

В Ульяновске формировались шесть военных госпиталей на Курскую дугу. Клавдия Вьюговская была определена в подвижный полевой хирургический госпиталь. Зачисленным в госпиталь выдали обмундирование и отправили в село Мостовая, где разместили в частных домах. С того момента жизнь Клавдии Вьюговской пошла по военному распорядку: каждый день необходимо было приходить в штаб, расположенный у местной церкви, для обучения строевой и военной подготовке.

И вот уже в начале июля подвижной полевой хирургический госпиталь погрузился в эшелон по направлению на г.Старый Оскол, где готовилось наступление на Курскую дугу.

Когда началось наступление, госпиталь развернулся около леса. Все листья на деревьях были черные, – там незадолго до этого прошли бои.

«Это была война железа: внизу танки, наверху – самолеты. Земля дрожала, а небо гудело. Люди не слышали друг друга. Вот из этого ада к нам поступали обожженные и оглушенные бойцы», ­ – вспоминает Клавдия Дмитриевна.

После наступления госпиталь получил назначение в г.Белгород.

«Мы проезжали на машинах по полю танковых сражений. Это была степь, усыпанная искореженным железом, – рассказывает Клавдия Дмитриевна. – Начальник госпиталя остановил колонну, вызвал всех из машин и выстроил. Пройдясь вдоль строя, он остановился и сказал: «Посмотрите на все это. Если останетесь в живых, расскажите все детям, внукам и правнукам, что вы видели на этой войне».

Госпиталь прибыл в Белгород и развернулся. Вообще, госпиталь нигде подолгу не стоял, постоянно перемещался. Он был рассчитан на 200 коек, но старались принять и разместить всех раненых. Зимой палатки утепляли, делали их трехслойными. В палатках, помимо мест для раненых бойцов и персонала, размещались операционная, перевязочная и даже «душевая». 

Работа в госпитале – труд нелегкий. При каждом развертывании рыли окопы. В полевых условиях раненых обрабатывали и оперировали, кормили.  Клавдия Дмитриевна выполняла обязанности сестры-хозяйки: заведовала питанием и выдавала чистое белье. Когда поступали раненые, ее задача была обеспечить их всем необходимым.

Из Белгорода госпиталь переехал в Каменец-Подольск, а оттуда двинулся по направлению к Киеву. Была уже поздняя осень. 8 ноября прибыли на сортировочную станцию Дарница, развернулись на левой стороне Днепра. Хотя Киев накануне был освобожден от немецких войск, переправу бомбили почти круглые сутки.

Вскоре поступила команда ехать в г.Житомир, который пока еще не был освобожден. Был уже вечер, госпиталь свернули. Ожидали распоряжения отправляться, как вдруг в небе был замечен немецкий самолет, «рама» (двухмоторный двухбалочный тактический разведывательный самолет). Некоторое время спустя со стороны станции послышались взрывы, продолжавшиеся до пяти утра следующего дня. А в пять утра госпиталю была дана команда погрузиться и прибыть на станцию.

«Мы приехали на станцию: там скопились эшелоны с солдатами, госпиталями, продовольствием и боеприпасами. Было очень страшно, – все рвалось, – вспоминает Клавдия Дмитриевна. – Развернули госпиталь. Очень много было раненых, среди них – начальник другого госпиталя. Он рассказал, что один остался в живых, все его подчиненные погибли. Некуда было деваться: все пути были забиты эшелонами. На другую сторону невозможно было перебраться, потому что переправу все время бомбили».

В Киеве госпиталь простоял до Нового года, после чего, наконец, переехал в Житомир. Там в декабре 1943 года госпиталь попал под бомбежку, Клавдия Дмитриевна получила контузию.

Много еще довелось Клавдии Вьюговской повидать городов, прежде чем настал тот самый заветный день, когда было объявлено об окончании войны.

«О Победе узнали утром 9 мая, – рассказывает Клавдия Дмитриевна. – Прыгали, радовались и плакали одновременно».

Но война для них на этом не закончилась. Госпиталь был направлен с Четвертой танковой армией в Чехию, освобождать Прагу, которая все еще была занята немцами. Затем госпиталь был переброшен в Австрию, а оттуда ­– в Венгрию.

В Венгрии госпиталь расформировали. 26 января 1946 г. Клавдия Дмитриевна приехала домой.

За мужество и героизм в Великой Отечественной войне Клавдия Вьюговская награждена Орденом Отечественной войны II степени, многими медалями. 

В 1948 г. Клавдия Дмитриевна вышла замуж за Семена Ивановича Вьюговского и родила двоих сыновей. Затем, окончив шестимесячные курсы бухгалтеров, около двух лет она проработала в магазине «Горпромторга». На тот момент они с мужем проживали на ул.Можайского. В их доме располагалось добровольное пожарное общество. Муж Клавдии Дмитриевны уже являлся сотрудником пожарной охраны, и она также решила связать свою жизнь с этим благородным делом.

Клавдия Дмитриевна была принята в добровольное пожарное общество на должность заведующей складом. Проработала она там 23 года, до выхода на пенсию. Сейчас Клавдия Дмитриевна является ветераном не только Великой Отечественной войны, но и пожарной охраны.

«Много чего довелось испытать, через многое пройти, – говорит Клавдия Дмитриевна, – и я благодарна судьбе за то, что смогла выдержать все испытания. Жизнь свела меня со многими замечательными людьми. Я работала в хорошем коллективе, о котором всегда вспоминаю с теплотой. О нас, ветеранах, помнят и поддерживают с нами связь. Мы очень благодарны за заботу и внимание».